07-04-2016 12:20

Российский исламовед: в качестве солдат армяне выигрывают

Нельзя не учитывать, что предпринятая Азербайджаном атака на северо-востоке и юго-востоке НКР, вполне вероятно, являлась подготовительной фазой полноценной наступательной операции с массовой гибелью гражданского населения с обеих сторон, масштабными разрушениями, потоками беженцев и непредсказуемыми последствиями для всего Кавказского региона. Об этом на сайте «Федерального агентства новостей» пишет эксперт Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН, научный сотрудник Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Андрей Арешев.
Согласно Арешеву, «особую тревогу» вызывают сведения об участии на первом этапе азербайджанского наступления иностранных наёмников, в числе которых - переброшенные из Сирии боевики «Исламского государства» и представители турецкой террористической организации «Серые Волки», которые принимали активное участие в карабахском конфликте в начале 1990-х годов. «По некоторым данным, именно наёмники-иностранцы учинили зверства в захваченном ими на некоторое время селе Талиш», - заметил эксперт, проводя «тревожные аналогии» с событиями карабахской войны 1991-1994 годов.
Также Арешев отмечает, что после ряда неудач азербайджанских формирований в Нагорном Карабахе, спровоцировавших мятеж в Гяндже полковника Сурета Гусейнова и его танковый поход на Баку, дискредитировавшего себя Эльчибея заменил Гейдар Алиев, который «на первом этапе также попытался решить карабахский вопрос силой».
«Однако, убедившись в бесперспективности таких попыток, он в конце своего президентского правления задумался о компромиссах. Согласно многим свидетельствам, в 2001 году в Ки-Уэсте стороны были как никогда близки к достижению компромисса; в начале 2000-х годов имели место двусторонние контакты разного уровня, содействовавшие сближению армянского и азербайджанского обществ», - пишет он.
После того, как Гейдар Алиев отошёл от дел, по словам Арешева, был избран иной, конфронтационный курс, включая политико-дипломатическое, экономическое и военное давление на Армению и Карабах, что торпедировало усилия международных посредников и привело к серии провокаций на линии фронта.
«Очевидно, разговаривая языком силы, в Баку пытались использовать объективные социально-экономические трудности Армении. Однако действовать так, значило бы опрометчиво не брать в расчёт фактор консолидации армянского общества перед лицом внешней угрозы, высокой боевой выучки и морального духа армянской армии, а также тех возможностей, которые имеются у Еревана и Степанакерта в плане проведения диверсифицированной внешней политики», - отмечает эксперт.
О том, что именно могло побудить азербайджанские власти начать военное наступление именно в первые апрельские дни, доподлинно ничего неизвестно, отмечает политолог. Но ухудшение социально-экономического положения в Азербайджане привело в последние месяцы к значительному росту внешнеполитических контактов этой страны – от Лондона и Вашингтона до Анкары и Москвы. И складывается впечатление, что на определённом этапе о планах в отношении Нагорного Карабаха больше высказывался от имени Баку турецкий лидер Эрдоган, чем азербайджанский лидер Ильхам Алиев. «О возможной провоцирующей роли Турции прямо говорится в информационном сообщении по итогам состоявшихся 4 апреля телефонных переговоров министра иностранных дел России с госсекретарём США: “…С.В. Лавров и Дж.Керри осудили попытки отдельных «внешних игроков» подстегивать конфронтацию вокруг Карабаха”», - пишет Арешев.
Однако, по его мнению, ещё более опасным может оказаться заигрывание с силами международного терроризма, рискуя получить дестабилизацию ситуации уже внутри Азербайджана. «По мере разрастания сирийского вооружённого конфликта деструктивная роль Анкары становилась всё более очевидной, и её дальнейшее вмешательство в события на Южном Кавказе представляется вполне вероятным. В этом случае будет сложно избежать экспорта нестабильности уже и на российский Северный Кавказ, в частности, в Дагестан, южная часть которого некоторое время назад (случайность ли?) стала ареной террористической активности», - отмечает он.
Относительно посреднических усилий сопредседателей Минской группы по укреплению режима прекращения огня Арешев отметил, что если они и будут иметь эффект, то только ограниченный. Поскольку посредники представляют собой «лишь часть того спектра сил, которые проявляют интерес к Кавказу». «Записи в микроблоге американского сопредседателя Минской группы Джеймса Уорлика, конечно, вдохновляют, но в сложившейся ситуации явно требуется нечто более серьёзное. В том числе – активные действия российской дипломатии по адресному разъяснению тем, кто этого не понимает, тезиса о категорической неприемлемости эскалации конфликта и заигрывания с силами международного терроризма», - подчеркнул Арешев.
Эксперт также коснулся заключения между Ереваном и Степанакертом военного договора, после чего НКР «получит дополнительную международно-правовую легитимацию», что в перспективе позволит «предоставить Москве как военно-политическому союзнику Еревана дополнительные возможности влиять на ситуацию в плане поддержания статус-кво с использованием отдельных элементов «абхазской» и «юго-осетинской» моделей», - заключил эксперт.
Политолог, востоковед и исламовед, заместитель председателя научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко в беседе с агентством актуальной информации «Телеграф» отметил, что выхода из конфликта в Нагорном Карабахе нет, и инциденты будут повторяться и дальше.
По мнению политолога, инициатором конфликта является Азербайджан, поскольку ему это выгодно – у Ильхама Алиева есть серьезная оппозиция внутри страны, а ему необходимо «консолидировать общество», ориентировав его «на борьбу с внешней угрозой». «Показать, что есть сильный враг всего народа». Также Малашенко отметил, что произошедшему способствовала Турция.
Касаясь вопроса, «насколько оправданным было включение Карабаха в состав Азербайджанской ССР», политолог отметил, что в СССР с границами вообще ничего не было ясно. «Да и любые границы сами по себе являются искусственными, а легитимными становятся только по прошествии веков. Здесь все условно. На этом можно играть и спекулировать как угодно», - отметил он.
Сравнивая силы Армении и Азербайджана, политолог отметил, что, несмотря на техническое и численное превосходство азербайджанцев, «в качестве солдат выигрывают армяне». «Они умеют воевать. Кроме того, тут нужно учитывать то, что там есть не только армия Армении, там есть также и военные силы непосредственно Нагорно-Карабахской республики», - заключил он.

Аналитическое сообщество обсуждает достигнутое днем 5 апреля 2016 года перемирие на линии соприкосновения карабахско-азербайджанских войск, считая, что оно обнадеживает, но проблемы Нагорного Карабаха не решает. Об этом пишет сайт русского издания немецкой газеты «Deutsche Welle», которая собрала мнения немецких экспертов о причинах нынешней эскалации конфликта в регионе.
Немецкая журналистка и эксперт по Южному Кавказу Сильвия Штебер (Silvia Stöber) в интервью изданию, осторожно оценив перспективы достигнутого во вторник, 5 апреля, перемирия в Нагорном Карабахе, отметила, что одного и Азербайджан, и Армения уже добились – привлекли международное внимание к карабахскому конфликту, опасность которого сейчас увидели в мире. По мнению эксперта, ситуация на месте все еще не стабильна.
Поскольку в ОБСЕ сейчас председательствует Германия, к нынешней эскалации насилия в регионе отнеслись с особым вниманием и обострение не стало для немецких экспертов неожиданностью. По словам Сильвии Штебер, «постепенная эскалация конфликта была заметна все последние годы», становясь все продолжительнее и используя тяжелое вооружение, что, в свою очередь, приводило к большему числу жертв среди мирного населения. «Обе армии по-прежнему находятся в непосредственной близости друг от друга - и имеющиеся на месте 6 наблюдателей ОБСЕ мало что смогут изменить», – цитирует Штебер издание.
Хотя, как отмечает издание, если сам факт эскалации насилия в Карабахе для экспертов не стал неожиданностью, то ожесточенность боевых действий была расценена ими как «исключительная».
По мнению эксперта по Кавказу и Центральной Азии в берлинском фонде «Наука и политика» Уве Хальбаха (Uwe Halbach), нынешние боевые действия в НКР стали самыми кровопролитными со времен прекращения сторонами огня в 1994 году. Уве Хальбах причину обострения ситуации именно сейчас связал с поездкой в это же время в Вашингтон президентов Армении и Азербайджана. «Хотя друг с другом они, судя по официальной информации, не встречались, карабахский конфликт обсуждался ими на переговорах с вице-президентом США Джо Байденом», - отметил он.
В качестве еще одной возможной причины последнего обострения в Карабахе Уве Хальбах выделяет экономические трудности в Азербайджане и Армении. Сильвия Штебер, в частности отметила, что сложности в экономике переживают обе страны, но для Азербайджана дополнительной проблемой стало падение доходов от нефти.
«Уже сейчас ясно, что нефть в Азербайджане заканчивается – по различным сообщениям, это произойдет через 9-10 лет. Так что в Баку понимают, что нефтяные доходы не вечны, а социальное напряжение только нарастает. В последние месяцы в Азербайджане уже начались социальные протесты, правда, пока небольшие», – заключила эксперт.
Российский деловой портал «БФМ.ру», в свою очередь отмечает, что объявление о прекращении боевых действий произошло на следующий день после того, как Баку объявил о готовности нанести сокрушительный удар по столице НКР Степанакерту.
Согласно порталу, есть мнение, что на азербайджанский генералитет имеет большое влияние Анкара, риторика которой также выглядит агрессивной – во вторник турецкий премьер Давутоглу сказал, что Анкара будет стоять «плечом к плечу с братским Баку» «вплоть до полного освобождения Карабаха».
Анализируя то, что какие-то силы нашли для Баку и Еревана аргументы, почему идти дальше не стоит и, кто эти стороны, главный редактор сайта Московского Центра Карнеги «Carnegie.ru» Александр Баунов отмечает, что одной из них является Россия, поскольку ей «меньше всего эта война сейчас нужна, вопреки разным теориям заговора», а с другой стороны, «Эрдогана могли попросить американцы».
По мнению старшего научного сотрудника института востоковедения РАН Владимира Сотникова, Москве «вряд ли хочется» становиться непосредственным участником конфликта, обострение между Арменией и Азербайджаном для нее «было бы очень болезненным» и «усидеть на двух стульях в случае конфликта было бы практически нереально».

Очередное обострение ситуации в Нагорном Карабахе, начавшееся в ночь на 2 апреля, наглядно продемонстрировало тот факт, что урегулирование этого конфликта требует более решительных действий, способных изменить патовую ситуацию, пишет информационный сайт политических комментариев «Политком».
Как пишет издание, наиболее резкие за всё время конфликта высказывания официальных лиц Азербайджана в адрес Армении подтверждают это, и приводит в пример слова посла Азербайджана в России Полада Бюльбюльоглу, который в эфире российского телевидения заявил, что решение конфликта «сейчас возможно только военным путем».
Руководитель Центра региональных проблем «ИСКРАН» Нана Гегелашвили отмечает, что решение конфликта в военной плоскости может затронуть не только все региональные страны – Армению, Азербайджан, Грузию, Россию, Турцию и Иран, – но и производство нефти и газа в зоне Каспийского моря. И риски эти нельзя не учитывать.