04-08-2015 08:29

Турция катится в ад

В октябре 2014 года правительство Тайипа Эрдогана выдвинуло условия своего участия в борьбе против Исламского государства (ИГ). Затем Турция разрешила ВВС США использовать авиабазу Инджирлик для ударов по «ИГ».
В настоящее время авиация Турции наносит удары по позициям боевиков Исламского государства, а заодно «под шумок» возобновила боевые действия против курдов в Ираке.
Означит ли это, что Барак Обама пойдет до конца в выполнении своих обещаний?
Дойдет ли дело до создания над северными районами Сирии запретной зоны для полета сирийской авиации, как это было сделано в 1991 году в Ираке?
Неужели это только случайное совпадение, что турецкая авиация стала наносить авиаудары по курдам в Турции и Ираке после «обамовской» секретной сделки с Ираном — союзником Сирии?
Случайно ли, что 12 июля 2015 года в Анкаре прошло совещание представителей оппозиционных правых сил Сирии по созданию сирийского правительства в изгнании?
И самое главное — чего хочет добиться Эрдоган в обмен на разрыв мирных переговоров с Рабочей партией Курдистана (РПК)?
Какие проблемы возникли с курдами, и почему их нельзя было решить путем мирных переговоров?
Курды утверждают, что Эрдоган использует бомбардировки позиций джихадистов, как прикрытие — его истинная цель покончить с Рабочей партии Курдистана (РПК), имеющей в стране статус террористической организации, а также с курдами в Сирии.
На самом деле мы являемся свидетелями радикального поворота в политической жизни Турции. Теракт в распложенном на границе с Сирией турецком городе Суруч, жертвами которого стали 32 человека, только ускорил этот процесс.
В то время как Эрдоган возложил ответственность за теракт на боевиков Исламского государства, курды обвиняют президента Турции и руководителя Национальной службы разведки Турции Хакана Фидана (Hakan Fidan) в причастности к взрыву.
Напрашивается вопрос: почему террористические акции всегда направлены против мирного населения и курдов, а не против правительства?
Спустя всего несколько часов, турецкие спецслужбы провели массовые аресты подозреваемых в связях с радикалами. В действительности были арестованы сотни прогрессивных активистов. Мир вновь перевернулся. Теракт против левых был использован для борьбы с левыми силами. Это уже становится классикой.
Заговор?
В повестке дня Эрдогана стоят две главные задачи: сдержать курдские силы и свергнуть Башара Асада. Борьба Турции с ИГ — чистый театр, чтобы избежать критики со стороны тех, кто обвиняет Анкару в спонсировании джихадистов.
Китай утверждает, что через турецкие аэропорты проходят тысячи китайских мусульман-уйгуров с поддельными турецкими паспортами, которые затем направляются в Сирию.
На самом деле Эрдоган пытается исправить свои «ошибки», допущенные при проведении переговоров с курдами, которые позволили им вступить в демократическую игру. Кто бы мог подумать, что прокурдская Партия демократии народов (ПДН) сумеет объединиться с прогрессивными турецкими силами и преодолеть 10% парламентский барьер. На парламентских выборах, прошедших в июне этого года в Турции, Партия демократии народов получила 80 мест в парламенте. Впервые за всю историю Турции в парламенте будут работать 32 женщины-депутата от ПДН, в том числе племянница лидера Рабочей партией Курдистана Абдуллы Оджалана. Можно себе представить, сколько ненависти и злости обрушилось на харизматичного лидера Партии демократии народов Селахаттина Демирташа.

Цели Эрдогана в «борьбе с терроризмом»

1. Развязать войну с курдами и заставить их укрыться в горах, чтобы снова играть единственную главную роль в турецкой политике. Курдские партизаны в горах представляют меньшую опасность для Эрдогана, чем хорошо сплоченная партия, способная привлечь миллионы своих сторонников на всеобщие забастовки. Я еще в 2013 году говорила, что Эрдоган не ищет мира с Рабочей партией Курдистана, он готовит ей ловушку.

2. Другая задача Эрдогана заключается в том, чтобы расчленить курдские кантоны (самоуправляемые территории) в Кобани и Джезире, расположенные на севере и северо-востоке Сирии вблизи границы с Турцией. Эрдоган рассчитывает покончить с курдами в Сирии до того, как Обама повторит иракскую модель в Сирии, и таким образом не допустить создания курдской автономии, а также участия сирийских курдов в мирной конференции о будущем Сирии.
3. Турецкого президента, раздражают поставки американского оружия курдам в Кобани. Эрдоган пытается привлечь на свою сторону Запад, который вместе с Израилем выступают за создание Курдского государства.
4. Демонстрируя явную анитикурдскую позицию, Эрдоган попытается привлечь на свою сторону Народно-республиканскую партию, чтобы сформировать коалиционное правительство и не проводить новые выборы. Но в действительности Эрдоган не настроен антикурдски. У него сложились прекрасные отношения с курдскими олигархами, которые правят автономией Иракского Курдистана. Проблема Эрдогана заключается в классовой борьбе: ему явно не повезло, что ведущие политические партии курдов в Турции и Сирии представляют интересы трудящихся.
5. За последнее время в Турции усилили свои позиции прогрессивные силы, выступающие за деисламизацию государственных учреждений и академических центров. К чему это может привести — можно увидеть на примере Ирана. При шахе Мохаммеде Реза Пехлеви в 70-годы прошлого столетия усилилась вестернизация Ирана, были сделаны шаги в сторону равноправия женщин, затем произошла исламская революция.
6. Встав на путь войны, Эрдоган хочет показать себя в глазах мировой общественности «железным человеком», главным борцом с терроризмом. Однако, по мнению руководства движения «Хизмет», сформировавшегося вокруг идей турецкого ученого-богослова Фетхуллаха Гюлена, за время правления Эрдогана Турция потеряла былой вес и авторитет в регионе.
Недавно министерство внутренних дел провело крупную операцию, в ходе которой были арестованы сотни полицейских, адвокатов и офицеров разведки, сторонников антиправительственного движения «Хизмет». Их обвинили в подготовке государственного переворота и создании «параллельного правительства». В действительности они понесли наказание за то, что выявили ряд крупных коррупционных дел, связанных с семьей Эрдогана и его министрами.
7. Эрдоган всячески препятствует проведению расследования о причастности его сына к сомнительным сделкам с недвижимостью и связях с саудовскими деловыми кругами.
Президент Турции продолжает использовать джихадистов против Дамаска и курдов, несмотря на угрозу, которую несет Исламское государство существованию турецкого государства. ИГ неустанно наращивает свое присутствие в слаборазвитых странах региона, превращаясь в главного политического конкурента организации «Братья мусульмане». 
Турция все больше и больше ввязывается в войну против Сирии, что приведет к ухудшению экономической ситуации в стране, уменьшению международного туризма и появлению миллионов беженцев. Такое развитие событий превратит регион в еще один источник напряженности, который приведет к дестабилизации правящего режима. 
Все громче звучат угрозы проведения новых терактов на рынках и в метро. Турция может превратиться в Пакистан или стать Сирией афганского образца.
Неужели Вашингтон толкает своего турецкого союзника к самоубийству?

Единственная страна, которая выиграет от нынешней ситуации в регионе — Израиль. После ухода с политической арены Ирака, Сирии, Ливии, ослабления позиций Египта и Ирана, на очереди — Турция, которая в настоящее время является сильным конкурентом израильского государства в арабском мире.