29-09-2014 15:39

Елизавета II не скрывает своей радости от итогов референдума

В Великобритании живо обсуждают скандал, вспыхнувший после обнародования записи бестактного пересказа премьер-министром Дэвидом Кэмероном своего разговора с королевой Елизаветой II. Случилось это во время частной беседы Кэмерона с бывшим мэром Нью-Йорка Майклом Блумбергом. Кэмерон уже извинился, извиняется снова и готов извиняться еще.
Непозволительная для опытного политика оплошность случилась 23 сентября в Нью-Йорке после встречи Дэвида Кэмерона с американскими бизнесменами. По окончании встречи, прогуливаясь с бывшим мэром Нью-Йорка Майклом Блумбергом, Кэмерон рассказал ему, как он нервничал, ожидая результатов шотландского референдума, и что, как только узнал его результат, тут же позвонил королеве и сообщил ей, что все обошлось и что Шотландия остается в составе Соединенного Королевства.
Вот подлинные слова Кэмерона, как они были записаны издалека чувствительными микрофонами журналистов: "Если вы премьер-министр Соединенного Королевства, то признаком облегчения было позвонить королеве и сказать “все в порядке, все окей”. Это было нечто. Она замурлыкала в трубку". Когда был обнародован разговор Кэмерона с Блумбергом, слово "замурлыкала" вызвало скандал. Сказать о королеве, что она замурлыкала, да еще преступить протокол и предать гласности разговор с ней – а в Британии разговоры премьер-министров с королевой никогда не обсуждаются и не комментируются – значило совершить непростительную бестактность. Так это и было воспринято прессой и общественностью.
Один из экспертов по конституционному праву пошел еще дальше и назвал поступок Кэмерона "самой безмозглой ошибкой в его политической карьере". А лидер Шотландской национальной партии и первый министр шотландского правительства Алекс Салмонд заявил, что "после сплетен, которые Кэмерон распускает о Ее Величестве, он должен с позором удавиться".
Однако самым беспрецедентным в поведении британского премьера стало его публичное извинение за допущенную бестактность. В британской истории не зафиксировано публичных извинений действующего премьер-министра перед королем или королевой. Еще до отъезда из США во время пресс-конференции Дэвид Кэмерон заявил, что очень переживает и сожалеет о случившемся и что обязательно лично извинится перед королевой за необдуманный поступок. "Бестактность прозвучала в частном разговоре, – сказал Кэмерон, – который я не должен был вести и который никогда не повторится в будущем. Мой офис уже связался с Букингемским дворцом и принес извинения. Я сделаю это лично во время первой же аудиенции у Ее Величества".
Разразившийся скандал комментирует британский политический аналитик Майкл Биньон.
– Абсолютно естественно было сообщить в частном разговоре, что королева рада результату референдума. Проблема возникла в связи с тем, что это было сказано в ситуации, когда слова премьер-министра можно было записать с помощью чувствительных микрофонов находившимися неподалеку журналистами. Частью дипломатического этикета всегда был запрет предавать гласности политические взгляды или мнения королевы, которые она высказывает премьер-министру. Когда Кэмерон сообщил в частном разговоре, что королева была рада услышать, что Шотландия остается в составе Соединенного Королевства, он не выдал никакого секрета. Все и без того подозревали, что королева втайне надеялась, что Шотландия не обретет независимости.
– Скандал разгорелся из-за слова "замурлыкала". Насколько это слово оскорбительно для королевы?
– Это слово мало подходит для описания реакции королевы на полученную информацию. Однако его вполне можно использовать для описания чьей-либо положительной реакции в телефонном разговоре. Скажем, это могло произойти в беседе с другом или пожилым человеком, которые демонстрируют удовольствие от полученного сообщения. Однако оно не может использоваться для формального описания реакции британского монарха. Впрочем, это слово и не предназначалось для использования в качестве публичной ремарки.
– Кэмерона критикуют не только за бестактность, но и за публичные извинения. Обоснована ли такая критика?
– Дело в том, что ремарка Кэмерона была подслушана во время частного разговора, и это делает его извинение довольно неуклюжим. Королева наверняка примет его извинения, и скорее всего холодно. Вся беда вот в чем: премьер-министр не подумал, что поблизости находятся журналисты, а современная техника позволяет записывать разговоры на приличном расстоянии. В наше время государственный деятель не может не понимать: все, что он говорит, может быть подслушано и опубликовано. Допустим, микрофонов поблизости нет, но существуют профессиональные чтецы по губам, которые могут расшифровать все сказанное. Непростительно этого не понимать. Так что в наше время частный разговор больше не может быть частным.
– Как вы оцениваете отношения Елизаветы II и Дэвида Кэмерона – ее 13-го премьер-министра со времени восшествия на престол в 1952 году?
– Кэмерон обычно очень почтительно отзывается о королеве. Известно, что он прислушивается к ее советам и еженедельно подробно информирует о положении дел в стране. Тори, как правило, преданные сторонники монархии. Но здесь нужно учитывать одно обстоятельство: 88-летняя королева годится Кэмерону в бабушки. У нее огромный политический опыт, к тому же к исполнению обязанностей главы государства ее готовил Уинстон Черчилль – первый премьер-министр ее правительства. Так что это отношения политического тяжеловеса с человеком, у которого лишь четырехлетний опыт работы в правительстве. У них несопоставимый авторитет и престиж. Королева обычно дает советы, но никогда не требует от премьера практических действий. С его стороны было бы глупо не прислушиваться к королеве. Между ними очень формальные, чисто деловые отношения. Королева обычно не проявляет своих чувств и настроений, ее общение с политиками ограничивается протоколом. Даже в частных разговорах она всегда очень вежлива, доброжелательна, практически никогда не шутит, оставаясь в чисто формальных, "протокольных" отношениях с собеседником.
– Может ли этот скандал как-то отразиться на британской политичесой ситуации?