20-10-2014 17:30

Н. Пашинян: Убийства Первого марта раскроются только в случае реальной смены власти

Убийства Первого марта могут быть раскрыты лишь в случае реальной смены власти в Армении. Об этом с трибуны парламента заявил член фракции Армянского национального конгресса Никол Пашинян.
Выступая по итогам обсуждений годового доклада омбудсмена Армении, депутат, в частности, отметил: «Омбудсмен Армении с этой трибуны сделал крайне важное заявление, которое, однако, было констатацией очевидного. Он сказал, что страница Первого марта 2008 года ее не перевернута. Почему это является констатацией очевидного факта? По той простой причине, что по сей день неизвестны имена авторов убийств 10 жертв Первого марта. И на этом фоне, крайне странным кажется заявление назначенного Сержем Саргсяном главы следственного комитета Армении долголетнего генпрокурора Агвана Овсепяна, которое он сделал 11 сентября 2014 года в беседе с журналистами. В ответ на вопросы журналистов он отметил, цитирую дословно: «Вы сильно ошибаетесь, когда говорите, что дело Первого марта не раскрыто. Все детали дела Первого марта раскрыты». Хорошо, если Агван Овсепян делает подобные заявления, вопросов нет, только пусть встанет и заявит, кто убил Тиграна Хачатряна? Кто убил Закара Ованнисяна? Кто убил Гора Клояна, Ованеса Ованнисяна, Давида Петросяна, Армена Фарманяна, Самвела Арутюняна, Тиграна Абгаряна, Гамлета Тадевосяна? По всей видимости, делая подобное заявление он сообразил, что его ответ вызовет подобные вопросы, поэтому он так… между прочим… добавил в конце: «Конечно, есть нераскрытые отдельные обстоятельства, по которым существуют серьезные препятствия, которые чинят сами пострадавшие». Сейчас я даже не хочу касаться того, в каком стиле он говорит о родственниках жертв Первого марта. Но для всей общественности Армении, а также международного сообщества дело Первого марта – это, в первую очередь, раскрытие убийств, а для Агвана Овсепяна убийства – «нераскрытые отдельные обстоятельства». А вообще, какие детали раскрыл Агван Овсепян и власти по делу Первого марта? Я думаю, одним из самых характерных подобных «раскрытых деталей» является то, когда моей скромной персоне на официальном уровне приписывались нечеловеческие возможности. К примеру, что я, используя специальные слова, могу ввести людей в состояние душевной неуравновешенности. При этом, используя такие слова, как «Родина», «Семья» и проч. Ну что можно еще сказать о человеке или о людях, которые, использование слова «родина» расценивают доказательством преступления. Велик соблазн сказать, что у таких людей нет родины, но я воздержусь от подобных высказываний, чтобы не нарушать «академической атмосферы», которая в последний месяц сформировалась на внутриполитической арене нашей страны.
Возвращаясь к методологии раскрытия дел Агвана Овсепяна и властей Армении, хочу отметить, что те, кто знаком с деятельностью Овсепяна вовсе не были удивлены его подобных заявлением. Потому что, к примеру, когда 6 августа 1998 года в собственном кабинете был убит генпрокурор Генрик Хачатрян, Агван Овсепян, который в то время был главой следственного отдела и в момент преступления находился в том же здании, раскрыл ВСЕ детали преступления и в результате этого и стал генпрокурором Армении. А согласно представленной версии Хачатряна убил транспортный прокурор Карапетян, который покончил самоубийством. Большая часть общественности была согласна, что Хачатряна убил сотрудник прокуратуры, но не была согласна, что это сделал Карапетян и еще больше была не согласна с версией, что убийца покончил жизнью. Возьмем дело Арцруна Маргаряна – командующий внутренними войсками Армении, который был убит 9 февраля 1999 года. Агван Овсепян опять-таки раскрыл ВСЕ детали дела и представил общественности версию о том, что Маркарян покончил жизнью, совершив два выстрела – в голову и в грудь. Вот так ВСЕ детали раскрываются.
Но давайте не забывать и о Серже Саргсяне, в конце концов, и во время убийства Генриха Хачатряна, и во время убийства Арцруна Маргаряна, и во время убийства Ваграма Хорхоруни Серж Саргсян руководил супер правоохранительной системой – был министром внутренних дел и национальной безопасности. А если рассматривать результаты деятельности этого правоохранительного тандема Саргсян-Овсепян появляется следующая картина: когда они занимали эти должности, в Республике Армения были убиты: спикер НС, премьер-министр, генпрокурор, министр по оперативным вопросам, оба вице-спикера НС, 3 депутата, командующий внутренних войск, замминистра обороны и список можно продолжить. Но если мы спросим Агвана Овсепяна, он скажет, что все детали дела раскрыты, но в реальности часть убийств официально не раскрыта, а по другой части у общественности есть серьезные сомнения. 
Почему я все это говорю? Потому, что многие уверены, и правильно уверены, что убийства Первого марта будут раскрыты исключительно после смены власти. Это правильная точка зрения, при условии, что под этим подразумевается реальная смена власти, а не трансформация власти на основании закулисных договоренностей. Это важное обстоятельство, потому что мы живем во время, когда политическая сила, опубликовавшая список должностных лиц и олигархов, замешанных в преступлении Первого марта, налево и направо раздает индульгенции лицам, которые очевидным образом связаны с организацией этого преступлением. Некоторые расценивают это как «real politic», другие как «гениальную политологическое открытие», мой подход по этому вопросу несколько иной, и я считаю необходимым констатировать следующее: никто не забыт и ничего не забыто, и каждый участник преступления Первого марта должен ждать, что справедливость постучит в его дверь, справедливость обязательно придет за ним».