08-12-2015 14:09

Референдум в Армении: кто в выигрыше и что дальше

Большинство проголосовавших на референдуме в Армении одобрили переход к парламентской форме правления и замену мажоритарных выборов пропорциональными.
Согласно предварительным данным, за новую конституцию проголосовали 63,35%, против – 32,35%.
Процессы, предшествовавшие дню голосования и последовавшие за ним, в общем, ничего особенно нового не принесли. Правящие силы празднуют победу, оппозиция протестует, наблюдатели от СНГ отметили, что референдум прошел "в спокойной и свободной атмосфере", а наблюдатели от ПАСЕ указали на ряд недостатков.
Но какие уроки можно вынести из прошедшего референдума? Что он показал? Попробуем ответить на пять вопросов, предложенных этим референдумом.

За что голосовали?
По ходу кампании можно было предположить, что в стране готовился не референдум, а вотум доверия правительству.
Оппозиционные политические партии и активисты обвиняли президента в том, что он собирается использовать переход на новую форму правления для того, чтобы остаться у власти.
Когда до голосования оставалось всего несколько дней, Серж Саргсян заявил, что собирается уйти из политики после очередных выборов, но убедить оппозиционно настроенный электорат не смог.
Согласно принятой в воскресенье новой конституции, функции президента уменьшаются, а реальное управление страной переходит в руки премьер-министра, как правило, возглавляющего правящую партию.
Однако кампания развивалась так, что реальное содержание конституции, за которую – или против – нужно было проголосовать, ушло на второй план, уступив первое место политическим соображениям.
Это было отмечено наблюдателями ПАСЕ, заявившими, что "референдум был обусловлен политическими интересами, а не нуждами армянского народа".

Кто голосовал "за" и кто "против"
Трудно с уверенностью говорить о масштабе нарушений в ходе голосования и подсчета голосов.
Член парламента от оппозиционного Армянского национального Конгресса Арам Манукян, выступая на митинге протеста против нарушений, заявил, что нарушений было беспрецедентно много.
Однако наблюдатели ПАСЕ, давая оценку голосованию, отметили "обвинения в многочисленных нарушениях", но не нарушения как таковые.
А если сравнить результаты президентских выборов 2013 года, в ходе которых победил Серж Саргсян, с нынешним референдумом, выявляется интересная закономерность.
Количество голосов, поданных за утверждение проекта новой конституции (около 825 тысяч, согласно предварительным данным), очень близко к числу голосов, поданных за Сержа Саргсяна на предыдущих президентских выборах в 2013 году (примерно 860 тысяч).
В то же время число голосов "против" было значительно меньше, чем было подано за основного оппозиционного кандидата на выборах 2013 года.
Можно, конечно, предполагать, что все эти результаты были подтасованы, чтобы совпадало даже количество голосов, но в этом есть элемент теории заговора.
Избиратели в деревнях и маленьких провинциальных городах значительно более лояльны к власти, чем в Ереване. А это значит, что судьбу страны определяет тот, кто владеет настроениями в провинции.
И в ходе ближайших выборов – а это будут выборы в парламент – партиям нужно будет обратить особое внимание на провинцию.

Какая политическая сила может считать себя выигравшей
Строго говоря, никакая. Конституция должна определять не политический расклад сил, а нечто более важное – государственное устройство страны и его политическое будущее.
И в этом смысле говорить о победе какой-либо из партий бессмысленно.
Однако если говорить в терминах реальной политики, то выиграла, в первую очередь, правящая Республиканская партия.
Ведь если кампания по принятию проекта конституции выглядела как вотум доверия правительству, то оно этот вотум получило. Следовательно, его можно считать победившим.
Видимо, выиграла и партия Дашнакцутюн, так как она требовала изменения конституции и перехода на парламентскую систему правления на протяжении последних лет.
Армения попадает в число парламентских республик
Ряд постсоветских государств, в частности, Молдавия, Грузия, Киргизия, а теперь и Армения, склоняются к парламентской системе правления.
Эти страны объединяет то, что они невелики по территории и населению, а также отсутствие углеводородов в недрах. Все они испытывают сложности с построением надежно работающих экономических систем.
Украина и Россия формально представляют собой смешанные парламентско-президентские республики.
Президентская форма правления сохраняется в авторитарных государствах Центральной Азии и Азербайджане.
Уже самый поверхностный анализ показывает, что парламентская форма правления стимулирует политические процессы и способствует развитию демократии.
Так, Молдавия больше года жила в условиях политического кризиса, когда в стране не было президента, и это не вызвало тектонических сдвигов в жизни страны.

Как будет развиваться политический процесс в Армении
Нынешний президент Армении Серж Саргсян твердо заявил, что собирается уйти из политики в 2018 году.
В то же время в результате выборов власть от президента перейдет к премьер-министру, которому, видимо, придется взять на себя, в том числе, ответственность за переговоры с Азербайджаном о разрешении карабахского противостояния.
Он также унаследует многие нынешние проблемы – коррупцию, бедность, безработицу, отток населения… И это будет происходить потому, что этих вопросов конституция не решает.
Она лишь устанавливает фундамент, на который опирается экономика. Не больше.