10-06-2017 15:29

Как саммит ШОС обрел еще две ядерные державы

 

Шанхайская организация содружества (ШОС) теперь по праву может называться «шанхайской восьмеркой». На саммите в Астане, прошедшем 8-9 июня, к ШОС присоединились Индия и Пакистан. Теперь в организации четыре ядерные державы и две крупнейшие экономики мира. Почему на саммите решили, что ШОС сможет затмить остальные международные объединения, и что вызвало переполох индийских журналистов — в репортаже «Ленты.ру».

Долгая дорога в ШОС
Содружество было создано в далеком 2001 году шестью учредителями — Китаем, Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Узбекистаном. За минувшие полтора десятилетия на разных этапах к организации подключались страны-наблюдатели, претенденты на вступление, партнеры по диалогу. Но основной состав не менялся.

Индия и Пакистан, также успевшие поработать при Шанхайской организации в качестве наблюдателей, подали заявки на вступление еще в 2010 и 2006 годах соответственно. Процесс затянулся. Сначала в уставе организации не оказалось механизма присоединения, а потом потребовалось время, чтобы привести законодательную базу стран в соответствие с требованиями ШОС.

«Не нужно скрывать, есть определенные проблемы в отношениях между этими прекрасными странами», — напомнил еще более существенное препятствие Александр Лукашенко. На саммите в Астане белорусский лидер предложил расценивать принятие в организацию конфликтующих держав как «мужественный и ответственный шаг». По его мнению, это не только усилит Шанхайскую организацию, но и поможет Нью-Дели и Исламабаду уладить давний конфликт.

Президент России Владимир Путин подчеркнул, что решение о принятии Индии и Пакистана в ШОС было принято в 2015 году, когда Россия председательствовала в организации.

Очередь за Ираном
Главный день саммита начался с заседания совета глав государств-членов ШОС в узком составе. С экранов в пресс-центре транслировали вступительную речь президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Это вызвало переполох среди журналистов из Индии: не было перевода. Еще сильнее запаниковали они после того, как трансляция прервалась вовсе. Иностранные гости попросту не знали, что основная часть заседания, по традиции, будет скрыта от журналистов.

О чем главы государств-участников говорили за закрытыми дверями, точно неизвестно. Не исключено, что речь шла, в том числе, о заявке на вступление в организацию Ирана. Москва неоднократно отмечала, что не видит для этого препятствий, однако ее коллеги по ШОС с этим не соглашались. Мешали санкции Совбеза ООН, сейчас эта проблема улажена. В Кремле большого прогресса в этом вопросе не ждали, но все же надеялись, что в Астане дело сдвинется с мертвой точки. Примечательно, что в публичных выступлениях никто из лидеров эту тему не затронул.

Российский президент в ходе заседания в узком составе также предложил возобновить работу контактной группы по Афганистану, напомнив, что американцы решили увеличить там свое присутствие. «И нужно сказать, что внутриполитическая ситуация в США не способствует тому, чтобы работа в международном формате выходила на такой конструктивный, системный уровень», — добавил он.

«Чувство локтя» в борьбе с терроризмом
Заседание в расширенном формате на правах хозяина саммита открыл президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Он говорил и о достижениях ШОС за год, и о проблемах на международной арене, в том числе ситуации на Корейском полуострове.

Следующим трибуну получил Си Цзиньпин — председатель КНР. В 2018 году Пекин председательствует в организации, и речь китайского лидера соответствовала статусу будущего хозяина: «Китай готов со всеми партнерами крепко объединяться под эгидой ШОС, рука об руку строить общий дом». «Чувство локтя» и совместно развитие — вот, на чем настаивал Си Цзиньпин. И начинать предлагал с малого — хотя бы с развития электронной торговли.

Китай в этом может рассчитывать на поддержку России, заверил его Путин. С китайским лидером российский президент коротко встретился в гостинице Marriott в первый день форума. Китайская делегация опаздывала, из-за чего Си остался один на один с российской командой министров. «Один боец», — не удержался российский президент от шутки. Но на саммите уже не шутил: в ШОС никто не останется одиноким.

«Приоритетом деятельности для ШОС всегда являлось и является до сих пор обеспечение безопасности и стабильности на внешних границах государств-членов, — напомнил Путин. — Особую актуальность этой задаче придает беспрецедентный всплеск терроризма и экстремизма».

Борьбы с терроризмом коснулся каждый выступающий. Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев не скрывал обеспокоенность распространением «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация) и предложил сосредоточить усилия на воспитании молодежи, которая по незнанию ведется на провокации экстремистов. Такую функцию можно возложить на Региональную антитеррористическую структуру ШОС, отметил он.

Наибольший отклик, по признанию Назарбаева, вызвало выступление президента Афганистана Ашрафа Гани. Как и остальные участники саммита, он призвал к сотрудничеству в борьбе с террором, но из уст лидера республики, где только в первые дни июня в результате двух терактов погибли по меньшей мере 27 человек, это звучало особенно убедительно.

И о деньгах подумать надо


Лидеров государств волновала и экономическая сторона сотрудничества. Атамбаев акцентировал внимание на необходимости создания Банка развития ШОС, и не где-то там, а в его республике: «Мы настаиваем на том, чтобы Банк ШОС был создан и располагался в городе Бишкек».

Его инициативу поддержал таджикский лидер Эмомали Рахмон, пожаловавшись на недостаток финансирования. Коллегам он предложил передать опыт применения альтернативной энергетики, заодно похваставшись тем, что Таджикистан занимает шестое место в мире по использованию возобновляемых энергоресурсов.

Экономика не осталась и без внимания белорусского лидера. «Предлагаю подумать над разработкой конкретных проектов, и экономических, и инвестиционных, и логистических», — перечислил Лукашенко, подчеркнув, что к ним можно активно привлекать и страны-наблюдатели ШОС (коей является сама Белоруссия). Раз о необходимости экономической интеграции говорят и лидер КНР, и российский президент, а это «не бедные участники», значит, этим нужно заняться, подчеркнул Лукашенко.

Ядерная сила
Перспективы самой организации белорусский лидер охарактеризовал смелее всех: предрек ей роль самой влиятельной надгосударственной структуры в мире. Он вспомнил отрывок из интервью российского президента американскому режиссеру Оливеру Стоуну, где Путин назвал возможный военный конфликт между Соединенными Штатами и Россией гибелью для всех.

«Особенность ШОС состоит в том, что при желании всех ее членов никто, нигде и никогда не сможет дестабилизировать ситуацию в мире», — заявил Лукашенко, поздравив лидеров Индии и Пакистана со вступлением в организацию.

Лестные слова в их адрес звучали от каждого выступавшего. Если премьер-министр Пакистана Наваз Шариф на каждое упоминание отвечал приветливым кивком, то премьер-министр Индии Нарендра Моди вообще не реагировал на поздравления, только слегка кивнул российскому коллеге. Однако поблагодарил всех участников Шанхайской организации «за эффективный процесс» присоединения.

К слову, с выступлением индийского премьера вышла накладка: перевода, как и в случае с Назарбаевым, не было. И тут журналисты из Индии оказались в фаворе, по иронии судьбы «отмщенные» за инцидент в начале саммита — карма, не иначе.