08-10-2015 15:05

Александр Искандарян: Сирия разделенная, такой и останется

Сирийский кризис влияет не только на ситуацию в регионе и на Ближнем Востоке, но и на геополитическую картину мира в целом. Об этом заявил директор института «Кавказ», политолог Александр Искандарян на пресс-конференции. 
«Это принципиально сложная картина, представленная деятельностью различных сил и группировок, выступающих не только против режима Асада, но и друг против друга», - отметил он, добавив, что в них, несомненно, существует проблема лидерства. По мнению политолога, тем не менее, очень сложно, или даже практически невозможно бороться с ИГ военными методами и воздушными бомбардировками, чем сейчас и занимается Россия. «Необходимо понимать, что ИГ – это не только и не столько террористическая организация, вошедшая в Сирию как нож в масло, а прежде всего заранее спланированная акция, имеющая большой контроль на территории страны и финансируемая различными странами мира, преследующими свои цели», - заметил Александр Искандарян. 
По его словам, даже если предположить, что позиции ИГ будут уничтожены объединенными силами мировых армий, останутся люди, проповедующие идеи ИГ, которые при любом удобном случае смогут его восстановить. «Это проблема на десятилетия, так как ИГ - социально-политический феномен создания новой структуры Ближнего Востока, который прежним уже не будет», - подчеркнул он. 
По мнению политолога, в становлении нового Ближнего Востока принимают участие и другие силы, как Курдистан, например, или же иранское влияние на шиитский Ирак. По словам Искандаряна, Сирия выступает в этом контексте как территория, на которой разворачиваются события, и она также не может стать прежней. «Сирия разделенная, такой и останется», - заметил он, добавив, что речь не о ее территориальной целостности или расположении на карте мира. Именно поэтому, по мнению эксперта, выиграть в сирийской войне в широком смысле слова какой-либо из сторон не представляется возможным, поскольку каждый преследует свои цели и выгоды и старается отыграть удобные для себя позиции. «Все стороны понимают, что в этом контексте не может быть долгосрочных планов, поскольку все носит ситуативный характер», - подчеркнул Искандарян. 
По его мнению, в этом ключе работает и Россия, которая имеет четкую программу по защите и сохранению режима Асада, который является меньшим злом по сравнению с ИГ, исходя, конечно же, из своих выгод. «Россия своими действиями в Сирии демонстрирует свою силу и мощь посредством оружия, свои возможности выхода и решения вопросов за пределами региона, а также стремится отвлечь внимание международного сообщества от проблем Украины и улучшить отношения с Западом», - отметил политолог. По поводу ухудшающихся отношений между Россией и Турцией в связи с разными позициями по поводу сирийского конфликта, эксперт заметил, что для каких-либо выводов необходимо дождаться результатов выборов в Турции, которые пройдут 1 ноября текущего года. «Об этом можно будет говорить только 2 ноября, после оглашения результатов выборов, которые могут привести к двум сценариям: либо к объявлению военного положения, либо к продолжению гражданской войны в восточной части Турции», - заметил политолог, подчеркнув, что сейчас с уверенностью можно отметить одно: миссия Турции в Сирии провалилась, так как «ситуация в какой-то момент вышла из-под контроля турецких властей». Относительно положения и позиций Армении в этом вопросе, политолог заметил, что в любом контексте можно получить выгоды, применяя правильную и грамотную политику, и Армении необходимо учитывать несколько фактов в этом деле: сирийский кризис может привести к улучшению отношений между Россией и Западом, что, несомненно, отразится на Армении, страдающей от этого, не стоит забывать и о роли Ирана, которого ждут политический и экономический рост, зависящие в какой-то степени от ситуации в Сирии, а также проблемы турецкой политики, способной привести к смене ситуаций, вплоть до смены властей. «Следует обратить внимание на то, что я не говорю о хорошем или плохом, я говорю лишь о смене ситуаций, результаты которых могут быть неоднозначными, все зависит от политики Армении в этом контексте», - заключил политолог.