08-09-2015 11:30

Почему скидка на газ для Армении не отразилась на тарифе ?

В основе переговоров по цене российского газа для Армении был заложен следующий принцип: с одной стороны, не допустить негативного воздействия на экономику Армении, а с другой - дать возможность дочернему предприятию «Газпрома» - ЗАО «Газпром Армения» выполнять все необходимые работы, обеспечивающие надежную и бесперебойную эксплуатацию газотранспортной системы. 165 долларов - та оптимальная цена, которая позволяет решить обе задачи. Об этом в интервью газете «Голос Армении» заявил генеральный директор ЗАО «Газпром Армения» Вардан Арутюнян, отвечая на вопрос, почему снижение закупочной цены на газ на отразилось на тарифе. 
По его словам, во-первых, эта цена позволяет компенсировать те финансовые потери компании «Газпром Армения», которые стали следствием имевших место очень серьезных колебаний на валютном рынке Армении: «Во-вторых, наша компания реализовала (после 2013 года, когда был установлен действующий в настоящее время тариф) серьезные инвестиционные программы в газовой сфере. Очевидно: все эти нюансы должны были найти свое отражение в тарифе, в строгом соответствии с действующим в стране механизмом тарифообразования на природный газ. Иными словами, компания вынуждена была бы обратиться в КРОУ с заявкой о новом пересмотре тарифа, который бы учитывал как отмеченные выше, так и другие факторы, оказывающие влияние на формирование величины тарифов (повышение цен на сырье и материалы, обеспечение нормативных требований к качеству и объемам необходимых эксплуатационных затрат и т.д.), если бы цена на границе не была снижена до 165 долларов. Этим и объясняется то обстоятельство, что снижение закупочной цены на газ не привело к снижению тарифа для конечного потребителя». 
Арутюнян также отметил, что впервые у компании появилась возможность завершить год с прибылью. «Да, и раньше компания иногда работала с прибылью, но это было в основном за счет колебаний валютных курсов, а не от производственной деятельности. Теперь же, как коммерческая организация мы рассчитываем на прибыль, что более чем естественно для бизнес-структуры. Впрочем, пока это прогноз, многое зависит от дальнейшей ситуации на валютном рынке. В принципе я не знаю инвестора, который бы не стремился получить прибыль. Это нонсенс, если речь не идет о политической или благотворительной программе. Наша же компания - коммерческая, почему же нас упрекают в стремлении получать прибыль? Вообще крупный бизнес является движущей силой экономики и, естественно, от его прибыльности непосредственно зависит экономическое развитие страны»,- отметил Арутюнян. 
В ответ на замечание о том, что многие задаются вопросом: почему, получая дешевый газ, армянские потребители платят больше, чем, например, украинские, Арутюнян отметил, что ему знакомы такие претензии. Но в них не учитывается то обстоятельство, что у той же Украины есть свой газ. Украина - газодобывающая страна. Или приводят пример Беларуси. Но Беларусь - нефтедобывающая и транзитная страна. За счет этих преимуществ в Беларуси газовые тарифы субсидируются государством. То же касается и Грузии, которая получает приличные доходы от транзита газа и может за счет этого субсидировать внутренние газовые тарифы. У нашей страны таких возможностей нет. 
«Те, кто выдвигает подобные претензии, не учитывают и того, что наша газотранспортная система давно не ремонтировалась и требует серьезных эксплуатационных расходов. За все эти годы инвестиции в основном осуществлялись в модернизацию газораспределительной сети, в результате чего, кстати, мы достигли колоссальных успехов. Судите сами - самый высокий уровень газификации, самая развитая сеть автозаправочных станций. Теперь наше внимание переключается на газотранспортную систему, где есть трубопроводы, средний возраст которых составляет 50 лет. Причем таких немало - примерно 10 процентов. Протяженность нашей газотранспортной системы составляет 1 688 километров, 10 процентов которой, повторюсь, проложено более полувека назад. Лет через 10-20 эта система уже не сможет эксплуатироваться, и даже при самой невероятно низкой цене мы не сможем доставлять газ потребителю. Поэтому модернизация здесь необходима, а расходы на нее не могут не учитываться в тарифе»,- заявил Арутюнян.