30-01-2017 13:13

Ван: роды, крестины и уход за ребенком - Армянские обряды и обычаи 2-й половины XIX – начала XX в.

Этнограф Ерванд Лалаян, путешествуя по Западной Армении в 1913 году, оставил запись в своем блокноте: «Положение женщины в Ване, не способной к рождению детей, – крайне незавидное. Не имея никакого представления о причине бесплодия в каждом конкретном случае, окружающие всю вину за это взваливают на бедную женщину, она делается изгоем. Поэтому жены готовы на все, лишь бы родить ребенка. Прежде всего они отправляются на богомолье к различным святыням, часовням, где приносят в жертву петуха или барана, зажигают свечи, усердно молятся, намеренно уносят из таких мест какую-нибудь вещицу. Если моления и жертвоприношения дают желанный результат, позаимствованная вещь возвращается в удвоенном размере. Ребенку, рожденному под сенью святого, к которому обращались мольбы, дают имя этого святого или же его называют Кристотур (т. е. Христофор), Тиратур, Аствацатур (т. е. Богдан). Крещение происходит в соответствующем монастыре или часовне».

 

Ванцы, как правило, стараются исполнять все капризы роженицы, связанные с едой и питьем. По этому поводу рассказывают следующую притчу: однажды роженица со своим мужем верхом возвращалась домой от родителей и в дорожной грязи заметила зерно граната. Несмотря на протесты мужа, она слезла с коня и, подобрав зерно, съела его. Взбешенный алчностью жены, муж кинжалом вспарывает ей живот и видит, что это зерно находится во рту утробного ребенка.

Для определения пола еще не родившегося младенца обращают внимание на следующее:

Беременная женщина кладет на ладонь найденную на себе вошь и, присыпав ее землей, следит: если вошь вылезает через верхнюю часть земляной кучки, то будущий ребенок будет мальчиком, если же вошь появляется сбоку – девочка.

При выпечке хлеба бросают кусочек теста в тонир и наблюдают: если тесто поднимается без растрескивания – будет девочка.

Если пупок у беременной женщины обращен кверху, то ребенок будет мужского пола, а если книзу – женского.

Если концы сосков черные, то родится мальчик, а если белые – девочка.

Если бедра женщины широкие, родится мальчик, узкие – девочка.

Если лицо беременной женщины радостное, будет мальчик, а если грустное – девочка.

Если живот имеет круглую форму, родится мальчик, продолговатую – девочка.

Если в утробе матери ребенок начинает шевелиться на более ранних сроках, то родится мальчик, если же позднее – девочка.

Если плод заметен на правой стороне живота, будет мальчик, а на левой – девочка.

Если беременная женщина находит булавку, будет мальчик, иголку – девочка.

Если беременная женщина, садясь, растопыривает ноги, будет девочка.

Если у беременной легкие движения, быстрая походка, прямая осанка, то у нее родится мальчик, в противном случае – девочка.

В стакан с водой из груди беременной женщины выдавливают каплю молока. Если капля идет ко дну, будет мальчик, если остается на поверхности воды – девочка.

Если неожиданным выкриком спросить беременную женщину: «Почему у тебя грязные руки?» и она посмотрит на тыльную сторону рук, то родится мальчик, если же женщина воззрится на ладонь – девочка.

В Ване ворожеи предсказывают пол будущего ребенка следующим образом: складывают число букв имен родителей и знака зодиака момента зачатия. Если сумма – четное число, родится девочка, если нечетное, родится мальчик.

Распространено убеждение, что, если супруг по сравнению со своей женой более энергичен, ниже ростом и полнее, у них преимущественно будут мальчики, в противном случае – девочки.

Стремясь сообщить своим будущим детям определенные способности и черты характера, прибегают к различным ухищрениям:

Крадут яйцо, варят и съедают тайком на улице, при этом, прикладывая палец к щеке, приговаривают: «Хочу, чтобы в этих местах были ямочки».

Отправляются к Ванскому озеру и пьют воду, чтобы глаза будущего ребенка были голубые, а волосы светлые.

Землю со святых могил кладут себе в рот, чтобы на груди у ребенка, под сосками, появились родимые пятна.

Считая, что черты своего характера будущий ребенок перенимает от тех людей, кто оказывается перед его матерью, когда он двигается в утробе, мать старается попасть в окружение хороших людей.


К беременной женщине относятся с большим почтением, и в основе этого отношения лежит как вероятность большого грядущего счастья материнства, так и возможность плачевного исхода в случае неудачных родов. С первыми схватками в дом, где находится роженица, приглашается бабка. Если же роды первые, рядом с родильницей на первых порах вполне может побыть ее мать.

Явившись на роды, бабка первым делом железным прутом (вертелом) крестообразно проводит по каждой из четырех стен комнаты, изгоняя тем самым злых духов и домовых, которые, как считается, покушаются на благополучие роженицы. А потом, вложив этот железный прут в руки рожающей женщины, бабка начинает произносить подобающие случаю молитвы и заклинания. Затем она усаживает родильницу на корточки, обратив ее лицом к востоку. Перед роженицей на корточки садятся две женщины и держат ее за колени и руки. Сидя на корточках позади роженицы, бабка сжимает ей ягодицы и с предельной осторожностью принимает стремящегося прийти в этот мир ребенка. Выполняя все эти манипуляции, бабка не забывает произносить молитвы, призывать на помощь святых, ангелов, луну, звезды и пр.

Если роды протекают трудно, прибегают к следующим обрядовым действиям:

Человека, которому довелось перебраться через Евфрат, просят трижды дунуть в рот роженицы или дать ей отпить воду из подола своего платья.

К дверям, за которыми находится роженица, подводят кобылу и приговаривают: «Рожай поскорее, а то родит лошадь!»

При обмороке от сильных потуг в руки роженицы вкладывают четки, сделанные из косточек иерусалимских маслин.

Если ни одно из перечисленных средств не приносит облегчения, устраивают ружейную стрельбу, бьют в медную посуду и котел, теребят нос роженицы, дают ей пощечину. Подобные действия, призванные запугать и изгнать злых духов, продиктованы верованием, что эти духи «алк» внедрились в тело роженицы и намерены унести ее печень. Преследуя ту же цель избавления от нечистой силы, возле роженицы кладут саблю, кинжал, железный прут, Евангелие, требник, разные талисманы – все то, что, как считается, претит злым духам и принуждает их в ужасе разбегаться. Их преследуют ангелы-хранители с огненной саблей в руке, они же приводят роженицу в чувство.


Прежде чем перерезать пуповину новорожденного, бабка требует от родителей подарок. Пуповина первенца отрезается на подоле бездетной женщины, чтобы таким образом избавить ее от бесплодия. Пуповина девочки заносится в кладовую, дабы в будущем она стала хорошей хозяйкой, пуповину мальчика несут в церковь, чтобы впоследствии из него вышел хороший певчий или дьякон. Для хорошего цвета лица и румянца иногда кровь пуповины ребенка мажут на его щеки.

После перерезания пуповины роженицу укладывают на золу или землю, меняя их каждые два часа. В таком положении роженица находится один или два дня. Живот ее при этом, во избежание каких-либо неприятностей, бывает обвязан платком или шалью, а голова укутана платком, дабы она не подхватила простуду. А чтобы злые духи не унесли печень роженицы, ей после родов некоторое время не позволяют спать.

Бабка принимается за омовение новорожденного. Первым делом в корыто наливается вода, в которую бросаются две горсти соли. Туда же разбиваются 2 – 3 яйца, и все активно размешивается до образования пены. В полученном растворе бабка купает ребенка, после чего посыпает ему солью голову, в зоне паха, под мышками, туго пеленает, а затем кладет новорожденного на постель роженицы. «Скажи, кто легче – я или ты?» – спрашивает бабка. «Я», – отвечает мать младенца. «Да пройдет все легко!» – произносит бабка. После тройного повтора приведенного короткого диалога бабка укладывает ребенка справа от матери.

Тем временем дети дома, в котором родился ребенок, разбегаются с приятной вестью, сообщают родственникам о произошедшем благополучном разрешении от бремени, за что получают маленькие подарки. Оповещенные родственники и знакомые навещают родильницу и приносят ей лимоны, гранаты, яблоки, цветы и пр. В доме, где произошло радостное событие, царит приподнятое настроение, особенно если на свет появился мальчик. Слышны громкие бабкины песнопения, прославляющие свершившиеся счастливые роды с пожеланиями всех благ родителям новорожденного и т.п. Окончив свою песню, бабка кладет на живот роженицы хлеб, а затем, разломив его на две части, бросает собаке, отводя тем самым от роженицы к собаке все болезни и несчастья. Гости одаривают бабку деньгами, чем доставляют ей большое удовольствие. Если рождена девочка, славословий практически не слышно. Вместо них раздаются адресованные матери новорожденной утешения, что с божьей помощью в следующий раз она непременно родит сына.

В наречении ребенка мнение старших членов семьи играет решающую роль, хотя желание родителей малыша тоже принимается во внимание. Сомнений и споров не бывает, если новорожденный «приносит имя с собой», т.е. день рождения ребенка совпадает с календарным днем какого-нибудь святого или же если отдается дань памяти умершему члену семьи, который, как здесь говорят, «отдает ребенку от своего солнца».

КРЕЩЕНИЕ

Ребенка крестят через 3 – 8 дней после рождения, преимущественно в воскресные или в праздничные дни. Ранним утром в день крестин мать малыша омывает нижнюю половину своего тела. Бабка купает ребенка, а затем наведывается к крестному отцу с приглашением пожаловать в церковь. С собой она берет небольшую сахарную голову и пару носков в качестве подарка. В здешних местах почетная роль крестного отца передается по наследству. Мать крестника относится к крестному с огромным уважением, граничащим с подобострастием, что препятствует ее с ним нормальному общению точно так же, как в случае со свекровью, свекром и деверями. По определенным праздникам мать ребенка непременно посылает крестному отцу подарки и получает ответные дары.

Однако вернемся непосредственно к обряду крестин. В этот день бабка в сопровождении двух пожилых женщин несет младенца в церковь. С собой она берет два хлеба и кусок сыра для пономаря, а также 3 – 5 «гуруш» (монет) для священника. В церкви бабка перепеленывает ребенка в принесенное крестным отцом детское белье и передает ему ребенка таким образом, чтобы его голова покоилась на правой руке крестного отца. По завершении таинства крещения священник в полном облачении с духовными песнопениями приходит в дом, где молодая мать ждет своего малыша. За священником следует крестный отец с ребенком и свечами в руках. При их появлении мать встает, а затем вновь садится на постель. Крестный отец передает ребенка матери. Трижды поклонившись ему, молодая женщина укладывает младенца на правой стороне своего ложа.

После крещения обычно устраивается званый обед. Как водится, за стол вначале садятся мужчины.

СНЯТИЕ МИРА

Через три дня после крещения совершается обряд снятия мира. Сперва в чистом корыте бабка обмывает помазанные миром части тела, а затем всего малыша купает в ванне. Покончив с этим, она трижды поднимает ребенка, держа его за голову и произнося разные пожелания. Использованную воду выливают в чистом углу дома, и в случаях осквернения посуды ее очищают землей из этого угла. Иногда такую воду выливают где-нибудь под родником или в отдаленном, труднодоступном месте.

УХОД ЗА РЕБЕНКОМ

Первую ночь новорожденный остается без грудного вскармливания. Перед тем как мальчика впервые приложить к груди, кончиком ножа с сахарным песком проводят по его губкам, приговаривая: «Да будет слово твое острым, а язык сладкозвучным!» Чтобы мальчик вырос грамотным, на ротик новорожденного кладут книгу, а чтобы был просто счастливым – кусок хлеба. Кормить младенца начинают правой грудью, прежде выжав несколько капель молока.

Матери, у которых молока недостаточно, принимают участие в следующем обряде. Взяв с собой хлеб, сыр, вареные яйца, ладан и свечи, женщины отправляются к святыне, называемой Катнахбюр (Молочный родник). Установив сверху родника зажженные свечи, кормящие матери курят перед ним ладан и омывают свою грудь родниковой водой, пьют эту воду и здесь же кормят грудью ребенка, но не своего, а чужого – малыша находящейся рядом женщины. Затем все вместе устраивают скромное пиршество, съедая принесенное с собой. Остаток еды кладут выше родника и возвращаются домой.

Если же молока, напротив, слишком много, сцеженные излишки выливаются либо в тонир, либо в родник, либо на стену, обращенную к востоку.

Кормят грудью обычно 1 – 3 года или до следующей беременности. Если молока не хватает, детей докармливают коровьим или овечьим молоком, при этом в первые три месяца к молоку добавляют больше воды, позднее подмешивают столько же сахара. В качестве рожка используют воловий рог, на конец которого насаживают коровий или козий сосок. С этой целью может быть употреблена и соломинка, обрамленный ватой конец которой вкладывают в рот младенца. Противоположный конец помещается в бутылку или в наполненный молоком стакан.

Женское молоко местные жители используют в качестве целительного снадобья. Его закапывают в больные глаза или уши, если, скажем, преследует шум в ушах. Смешанное с маслом и мукой его как пластырь прикладывают к ранам, часто появляющимся на крестьянских руках.


Первые сорок дней жизни новорожденных купают ежедневно, погружая в ванну железный прут, гвоздь или нож, дабы оградить ребенка от воздействия со стороны злых сил. Затем – трижды в неделю, считая грехом работать накануне среды, пятницы и воскресенья.

Пеленая, под ягодицы младенца посыпают горячий песок, чтобы он согревал и в то же время впитывал в себя мочу. Вероятно, именно это правило породило поговорку: «Мальчик в пеленках с землей – чист и не имеет неприятного запаха». Пеленают обычно 2 – 3 раза в день.

В люльку ребенка начинают укладывать только после смывания мира. К перекладине над люлькой подвешивают на ниточке различные ракушки и косточки, чтобы позабавить малыша, а также синие бусины, чтобы оградить его от злого глаза. Прежде чем впервые облачить ребенка в рубашку, младенца вначале кладут поверх этой рубашки и, раскачивая из стороны в сторону, приговаривают: «Мешочек полный, полный, дитя полное, полное!»

Понятно, что этими словами выражали желание в скором времени видеть младенца пухленьким и упитанным.


Ноготки ребенку не стригли из суеверных опасений его «задавить», в результате чего он, ставший уязвимым для злых духов, начнет худеть, болеть, одним словом, чахнуть.

В период прорезывания зубов в руки ребенку дают луковицу или что-нибудь другое съедобное и твердое, а во время купания голову малыша посыпают вареными зернами, которыми позднее кормят кур.

Когда у подросшего ребенка начинается смена зубов, выпавшие молочные зубы подкладывают под дверь. Ее отворяют и закрывают, приговаривая: «На, возьми себе волчий зуб, мне же дай зуб барашка!», что означает просьбу даровать красивые постоянные зубы.

Считается, что ребенка могут преследовать головные боли, если состричь волосы в первый год его жизни. Опять-таки, чтобы у ребенка не болела голова, его первые состриженные волосы не бросаются на землю, а закладываются в щель в стене.

Чтобы дети спокойно спали продолжительное время, давая возможность взрослым заняться своими делами, предусмотрены следующие суеверные действия:

Пеленки, запачканные ребенком, высушивают, а затем кладут под подушку в люльке.

Во время купания ребенка воду на него льет сонный человек.

Водой, в которой купали ребенка, его мать моет свои ноги.

Эту воду не выливают, пока ребенок не заснет.

Помещенного на сито ребенка выносят навстречу возвращающемуся вечером со стадом сельскому пастуху, обращаясь при этом к нему с вопросом: «Пастух, ты, спустившийся с гор, принес ли ты сон для моего ребенка?»

Если ребенок все никак не делает первые шаги, его кладут на сито и наведываются в семь домов. Стуча в дверь, их обитателям говорят: «Безногий пришел просить ног!» Люди одаривают пришедших хлебом, яйцами, изюмом и пр. Принесенными домой продуктами кормят ребенка.

Для защиты от сглаза синий бисер пришивается к шапочкам детей и на рукава их одежды. Болезни, вызванной, как считается, дурным глазом, противостоят обрядом, когда над захворавшим ребенком помещают в люльку тарелку со сложенной крестообразно ватой. Между вертикалью и горизонталью креста посыпают соль и на ней пальцем обозначают имена тех людей, кто предположительно сглазил ребенка. Затем поджигают вату одновременно со всех четырех концов креста и наблюдают. Сглазившим считают того, возле чьего имени погаснет последний огонек ватного креста. Определившись таким образом с источником зла, под завесой ночи, тайком, подходят к дому этого человека и отщипывают от ворот немного древесины. Ее приносят домой и сжигают под люлькой занемогшего ребенка, чтобы вконец обессилить дурной глаз.

Если ребенок долгое время не начинает говорить, его ведут в церковь, обычно в церковь Св. Знамени, и трижды проводят по его губам церковными ключами или же суют в его рот мизинец какого-нибудь мальчика-первенца.