10-11-2016 19:01

История жизни армянской актрисы Сеседе Терзиян

«То, что меня зовут именно так, – совсем не случайность, – говорит Сеседе, сверкая глазами. – Это имя идеально описывает мой жизненный путь. Ведь по-турецки “Сеседе” означает “обрети свой голос”».
1923 год. В Османской империи закончился Геноцид армян, унесший 1,5 миллиона жизней. Небольшое количество христиан все еще отказываются покинуть родину. Среди них – Гарабед Терзиян. После принудительной военной службы он возвращается в свой родной город Йозгат. До депортации 1915 года здесь жили 30 000 армян. Теперь их осталось 88.

Гарабеда тревожит массовый отъезд из Турции его соплеменников и отмена Севрского мирного договора, но он утешается тем, что Лозаннский мирный договор обещает армянам и грекам некоторые права. Любимую девушку Гарабеда постигла та же участь, что и его, – она потеряла всех родственников, кроме одного брата. Гарабед хочет на ней жениться, не смущает даже разница в возрасте. Он настроен оптимистично.

Хотя Гарабед уже не в расцвете своих лет, он женится на молодой Мариам и у них рождаются двое детей. Увы, ему не суждено увидеть их взросление. Он умирает вскоре после рождения сына, так и не обеспечив семье финансовое благополучие.

Нищета и рост националистических настроений в Турции заставляют Мариам выйти замуж за турка. Ее пугает продолжающееся разрушение армянских церквей, школ и кладбищ. Своим браком она надеется обеспечить безопасность себе и детям. До самой ее смерти это решение будет отравлять ее отношения с сыном, который так и не сумеет простить свою мать.

Отчим и «Закон о фамилиях» – 1930-е годы

Проходит десять лет, и в 1934 году Мустафа Кемаль принимает «Закон о фамилиях», согласно которому каждый гражданин Турции отныне должен носить фамилию, образованную от слов, представленных в словаре турецкого языка. Фамилия 12-летнего Арама меняется с «Терзиян» на «Терзиоглу». Отчим принуждает мать и сестру Арама принять ислам и меняет армянское имя сестры Шушаник на турецкое Нурдане.

Арам ненавидит своего деспотичного отчима. Когда тот в очередной раз пытается обратить Арама в ислам, мальчик уходит из дома и находит пристанище у своего дяди. Арам зарабатывает на жизнь продажей газет. Кроме того, он работает парикмахером за деньги или в рамках бартерного обмена, вырывает зубы и делает кирпичи. Арам скрывает свое происхождение, чтобы не ссориться со сверстниками, ведь в учебниках истории пишут, что все армяне – предатели.

Вера и сильный характер помогают Араму стать главой города Соргуна, второго по величине в провинции Йозгат. 70 лет тому назад Соргун, чья история насчитывает несколько тысяч лет, пребывал в полном упадке. Благодаря Араму началось культурное возрождение города. Сегодня это популярное место отдыха.

Араму примерно 25 лет. Он женится на красавице Сеседе, и у них рождаются двое сыновей – Гарбис и Нуран. Арам владеет несколькими магазинами, а также частным кинотеатром. У него большой дом, который еще больше наполняется жизнью с рождением остальных детей – Севинча, Нурая и Суны.

Арам и Сеседе не говорят по-армянски. Родители решили не учить их языку, опасаясь за их безопасность. Годы спустя младшая сводная сестра Арама вспоминает: «Когда мы играли на улице, нам не разрешалось звать Гарбиса, старшего сына Арама, по имени, потому что это было слишком опасно. Мы называли его Али».

Город Соргун – 1970-е годы

Поздняя ночь. Резкий стук в дверь будит Нурана. «Нуран, скорее! Ты должен немедленно пойти с нами», – исступленно кричит соседка. Нуран бежит в кинотеатр, который перешел к нему от отца несколько лет назад. Здание пылает. Прекрасные французские фильмы, которые он привез из Анкары, архив за последние 20 лет – все это превращается в пепел прямо у него на глазах.

Нуран приходит в отчаяние. После жестокого избиения греков и армян в 1955 году в Стамбуле он не видит будущего в этой стране ни для себя, ни для своих детей. К тому моменту его брат Нурай уже перебрался в Германию.

Арама много раз уговаривают уехать, чтобы не оставлять его одного. «Если у них проблемы, пусть едут, – всякий раз обрывал его Арам. – Это моя страна. Здесь я родился, здесь я и умру».

По пути в Германию семья Терзиоглу проезжает Австрию. После скитаний по лагерям для беженцев Терзиоглу наконец попадают в деревню Рухварден на северо-западе федеральной земли Нижняя Саксония. Их поселяют в доме из красного кирпича, который они делят с другими семьями. Тут у них рождается третий ребенок. Девочку называют Сеседе – в честь матери Нурана.

Но даже в Германии Нурану отказывают в правах: как беженец он не имеет возможности ни путешествовать, ни работать. Привыкший работать всю свою жизнь, Нуран добивается права на работу через суд и через восемь лет получает статус гастарбайтера. Впервые за все это время семейство покидает федеральную землю Нижняя Саксония и переезжает в Баден-Вюртемберг на юго-востоке страны. В том же году семье удается посетить Соргун.

«Я ТАК СЧАСТЛИВА, ЧТО У МЕНЯ БЫЛА ВОЗМОЖНОСТЬ ПОЗНАКОМИТЬСЯ С БАБУШКОЙ И ДЕДУШКОЙ», – ГОВОРИТ ИХ ВНУЧКА СЕСЕДЕ

Сеседе впервые увидела дедушку Арама только в восемь лет. «Когда дедушка умер, отец поехал в Турцию заниматься похоронами. Вернувшись через 40 дней, он долго смотрел на меня, а потом сказал: «Сеседе, дитя мое, я потерял свой дом».

Эти слова отпечатались в памяти Сеседе. С течением времени она узнает все больше об истории своих предков и о причинах их эмиграции. У нее много вопросов, которые она выражает в своей музыке и на сцене. В начале актерской карьеры Сеседе вернула себе армянскую фамилию. Она изучает историю своей семьи и рассказывает о ней со сцены. «То, что меня зовут именно так, – совсем не случайность, – говорит Сеседе, сверкая глазами. – Это имя идеально описывает мой жизненный путь. Ведь по-турецки “Сеседе” означает “обрети свой голос”».

На сегодняшний день Сеседе – известная актриса театра и кино. Она снялась в нескольких сериях немецкого телесериала «Место преступления» (Tatort), высоко оцененного критиками.